Потомки солнца

Спектакль на основе историй из трудовой жизни реальных людей
Подписывайтесь на нашу рассылку, чтобы быть в курсе новостей и спецпредложений!
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности.
Этот спектакль родился в нашей Мастерской документального театра на основе историй из трудовой жизни реальных людей (созданных при помощи техники вербатим), документальных свидетельств с судебных процессов Николая Бухарина (1938 год), а также с использованием фрагментов следующих произведений: «Преступление и наказание» Ф. Достоевского, «Воскресение» Л. Толстого, «Потомки солнца» А. Платонова. В этот раз на сцену выходят не только профессиональные актеры, но и обычные люди: инженеры, ветераны труда, работники госслужбы, молодые и пожилые, работающие в прошлом и в настоящем, люди, помнящие советскую империю и просто родившиеся в ней уже в то время, когда она распадалась.

О спектакле

Нам кажется, что мы уже простились с советским временем. Семьдесят с лишним лет – не такой уж большой для истории срок, но некоторые полагают, что он породил новый человеческий тип – homo soveticus. Это наши знакомые, друзья, родители, бабушки и дедушки, ветераны труда и простые инженеры, перемолотые «системой» или вознесенные на ее вершину. Даже если ты родился в несуществующей ныне стране, ты чувствуешь себя человеком оттуда, одновременно похожим и не похожим на современный мир, со своими представлениями о жизни и ее ценностях, о том, что такое героизм, что такое человеческое достоинство.

То время – это был социализм, и в каком-то смысле это была просто жизнь людей. А теперь, когда мир необратимо изменился, нам стала интересна та жизнь. Как социализм жил внутри человека. И жив ли он до сих пор?

Спектакль «Потомки солнца» – попытка разобраться, ответить на эти вопросы как с помощью реальных историй реальных людей, так и с помощью фрагментов классических произведений, которые были в библиотеке почти у каждого «советского» человека.

Особенность спектакля в том, что художественные тексты исполняются непрофессиональными актерами, которые в том числе являются документальными героями, чьи реальные истории, которыми они поделились для создания спектакля, в свою очередь, будут рассказаны профессиональными исполнителями.
Интервью с режиссером Андреем Стадниковым в прямом эфире Радио Mediametrics
Премьера спектакля «Потомки солнца», состоявшаяся 25 сентября 2017сюжет телеканала ДОЖДЬ
Команда спектакля
С отличием окончил ВГИК по направлению режиссура неигрового кино. Во время обучения снял фильм «Громов», получивший приз как лучший короткометражный док. фильм на к/фестивале «Послание к человеку». Автор пьес, участник фестивалей и конкурсов: «Любимовка», «Евразия», «Дебют», «Текстура». Печатался в журнале «Современная драматургия». Работа в качестве драматурга и режиссера в театрах: «Практика», театр на Таганке, театр им. Пушкина, Мастерская Д. Брусникина, Прокопьевский театр, «Приют комедианта» (С-Петербург) и др.
Андрей Стадников
Режиссер
Художник, автор фильмов. Являлась одной из бессменных участниц фестиваля видеоарта «Пусто». Работы находятся в московских музеях, российских и западных частных коллекциях. Работала в сооавторстве и сольно как художник-постановщик и автор костюмов в различных театральных проектах, в том числе в перформансе Мастерской Дмитрия Брусникина «СЛОН» о сталинских лагерях (режиссер Андрей Стадников).
Шифра Каждан
Художник
Учился в Dawson College в Монреале (Канада), занимался ударными в колледже при Монреальской консерватории. Выпускник музыкальной школы им. Гнесиных и Московской консерватории (класс ансамбля ударных инструментов М. Пекарского). Солист Московской филармонии имени П. И. Чайковского. Выступает в составе ансамблей М. Пекарского, «Мадригал» и др. Композитор и музыкальный руководителй спектаклей в театрах: Театр.doc, МХТ им. Чехова, Театр на Таганке и др.
Дмитрий Власик
Композитор
Окончил школу-студию МХАТ (мастерская Дмитрия Брусникина). Артист Центра имени Вс. Мейерхольда. Работы в кино: «Молодая гвардия» (2015), «Прорубь» (2017) и др.
Сергей Карабань
Профессиональный актер
Выпускница «Мастерской Олега Кудряшова» (ГИТИС) и «Школы театрального лидера» при Центре им. Мейерхольда, лауреат «Золотой Маски – 2015» в номинации «Лучшая женская роль» за моноспектакль Клима «Возмездие 12», продюсер команды Vottebe и одна из арт-директоров недавно закрывшейся «Мастерской». Задействована в спектакле Театра Труда «Большая руда» и проекте для школьников «Каникулы в театре».
Ксения Орлова
Профессиональная актриса
Окончила НГТИ (курс А. Зубова). Работала в новосибирском «Первом театре». Участница фестиваля «Твой шанс», Москва («Калека с острова Инишмаан»). Главная роль в короткометражном фильме «Тоня плачет на мосту влюбленных», 2014, реж. Антон Коломеец. Задействована в спектакле Театра Труда «Большая руда».
Ирина Носова
Профессиональная актриса
Своей историей делились
Евгений Леонович Грзделов
Работал в министерстве газовой промышленности. Был главным инженером совместного Советско-вьетнамского предприятия, занимающегося освоением морского нефтяного месторождения «Белый тигр». Сейчас на пенсии.
Савик Самадович Кулиджанов, 1945 г. р.
За 24 года работы на электронном предприятии прошел путь от лаборанта до начальника отдела. Руководил и владел фирмой, производящей телефонные аппараты. Сейчас на пенсии.
Светлана Николаевна Кумсишвили, 1949 г. р.
Окончила физический факультет Тбилисского университета, была начальником участка сварщиц микросхем на электронном заводе, работала учителем физики, владела книжным бизнесом. Сейчас на пенсии.
Василий Васильевич Лазько, 1950 г. р.
Руководил группой наладчиков оборудования на электронном заводе и работал в травмайно-транспортном управлении в ремонтном цехе, владел книжным бизнесом. Сейчас на пенсии.
Ольга Романова, 1991 г. р.
Работает в Департаменте экономического развития и политики города Москвы, структурном подразделении правительства Москвы, а также является ведущим специалистом по оценке недвижимости.
Наталия Михайловна Штишевская, 1953 г. р.
Окончила Рязанский радиотехнический институт, работала инженером, в годы перестройки занималась бизнесом. Сейчас на пенсии.
А также Регина Борисовна Горбачева, 1931 г. р. и Елена Игоревна Новожилова, 1958 г. р., на пенсии.
Отзывы о спектакле
Это такая история, где вербатим о работе, о трудовых отношениях, о карьере и много еще о чем, произносят актеры, копируя и манеру говорить. А некоторые из этих героев, из тех, кто рассказывал авторам спектакля о своей жизни, подходят к микрофону или камере, чтобы прочитать классические тексты – Достоевского и Платонова. Это очень интересно слушать, как художественный текст лишается театральности, становится документальным (кусочек из Платонова читали так, как будто это какая-то скупая хроника), а текст документальный, наоборот, становится поводом для игры, для интерпретации.
Здесь – внушительный временной размах – есть тексты очень пожилых (например, зачитывают текст одной старушки из номенклатурной семьи, а потом показывают ее на экране). Поражает, как живуч страх. Уже сейчас в 2017 эта женщина, у которой расстреляли отца, посадили мать, отвечая вполне приветливо и подробно, вдруг напрягается и быстро говорит: "про политику я не буду говорить, ничего не знаю". Такая привычка – быть начеку. Есть и совсем молодая девушка, родившаяся в год развала СССР. И когда слушаешь ее монолог, хочется размышлять о каких-то генетических, исторических вещах. Потому что сентенции эти бюрократическо-иждивенческого толка очень живучи и пугают именно в молодых – работа скучная, зато болеть можно сколько хочешь и т.д.
Спектакли Стадникова для меня – это всегда еще размышление о театре, проверка. И вот тут, например, я снова думала, как сложно и странно монтируются художественные тексты и документальные. Кусочек из "Преступления и наказания", допрос Раскольникова, он такой эстетский на фоне, например, протокола допроса Бухарина. А с другой стороны, начинаешь думать про то, как живуча традиция иезуитского, издевательского, ерничающего насилия власти, судебной, в первую очередь. Несмотря на множество тем, для меня этот спектакль именно про суд, тотальный, вывернутый наизнанку, суд как основополагающий принцип русской, советской, постсоветской жизни. И эта бесконечность – она и в нескончаемой нервной речи Бухарина, признающегося черт знает в чем и цепляющегося за какие-то нелепые мелочи (такая дозволенность, гибельная принципиальность), и в унылой дороге – ее в финале долго показывают на видео, а поверх плывут кусочки из документальных текстов, звучавших в спектакле, и в финальной композиции Дмитрия Власика, которую импровизационной, прислушиваясь друг к другу, исполняют актеры (хлопки и позвякивания). Хотя тут как раз ровно наоборот – вот эта финальная музыка – живая, самонастраивающийся, не требующая иерархии композиции, оставляющая свободу и возможность участия слушателю. Она про горизонталь, про сообщенничество – что мы еще можем противопоставить вертикали.
Анна Банасюкевич
Театральный критик
В «Потомках солнца» Стадникова-Каждан-Власика мне показалось продуктивным скрещивание художественного и документального, особенно диалога Раскольникова и Порфирия Петровича — с последним словом Бухарина. Оба доведены следствием до признания. Но контраст! В «Преступлении и наказании» признание соответствует действительно произошедшему, Порфирий подталкивает, хоть и жестким способом, не к пропасти, а к новому, спасительному, пути. Бухарина ждет уже только расстрел, и ломка следствием ничем не преломляется, простите за повтор.
Сон Раскольникова о лошади дублируется в современном пласте спектакля с видео мясобойни, техничным очищением туши от кожи и прочим механизированным натуралистическим процессом. Гуманизм и душеспасение — они только в художественном дискурсе, вынесены в урок литературы и максимально отделены от жизни. За пределами — другое, и никто это другое по первому и не пытается мерить. Обмануться разве сами обвиняемые бессознательно хотят.
Ход с высвечиванием отдельных строк из вербатимов и других каких-то вещей тоже хорош, действительно наблюдение за наблюдением, но коллаж выходит явно с заданным вектором, и в отличие от «Родины» почти поэтому не проблематизирует самого вопрошающего, самих участников, которые, что вынесено в титры, все родились в СССР. Музыка и видеоряд расслаивают действие, добавляя непрозрачности и нелинейности, но все равно не могут скрыть этого конфликта между проговариваемым отказом от четкого посыла-высказывания и самим устройством коллажа. В итоге странным образом рыхлое уживается со спекулятивным или даже оборачивается им.
Елена Гордиенко
Культуролог
Посмотрела вчера второй раз «Потомки солнца». Кажется, что Сахаровская центр – очень подходящее пространство для этого спектакля: все хорошо слышится, видится и заметнее становится работа на стыке живого и технически опосредованного опыта. Несовпадение живого действия и съемки произносящих те же реплики актеров сначала вызывает беспокойство, но довольно быстро перенастраивает восприятие на два регистра. Возможность переключения между ними создает дополнительную дистанцию по отношению к обоим элементам - и при этом усиливает их. Что-то близкое происходит в «Индивидах и атомарных предложениях», где еще более отчетливо заложена эта динамика непрерывности/прерывания. В «Потомках солнца» она работает, скорее, на исследование природы документа. Совпадение съемки и живого действия в одной из последних сцен показывает живое, становящееся документом, живой документ.
Варвара Склез
Культуролог
Спектакль определенно для зрителя думающего, готового воспринять необычный формат. В нем задействованы, помимо профессиональных актеров, обычные люди. Лично для меня это было очень интересно – посмотреть, как можно сочетать, казалось бы, несочетаемое. Но у режиссера это получилось! Всех этих людей так или иначе коснулась ушедшая эпоха – кто-то потерял родных еще из-за сталинских репрессий, кто-то жил в самом "центре" событий, а кто-то родился уже в начале 90-х. Непрофессиональные актеры воспроизводили отрывки из классических произведений, а профи зачитывали отрывки из интервью других участников, то есть обычных трудящихся людей. Я очень хотела написать рецензию, но мне это дается сложно… Есть эмоция, есть впечатление, есть много мыслей – и все это вызвано спектаклем, но сложно все это сказать словами. Нужно только понять, нужно только откликнуться на посыл режиссера и его группы. Тяжелые истории, поломанные и покалеченные судьбы, а над всем этим, как говорится, – "а судьи кто?". И все это действие завершается "говорящим" пейзажем нашей страны: ухабистая дорога с лужами, мимо по шоссе несутся машины, а на эту дорогу за все время сворачивает только одна машина (причем потом быстро возвращается). И на этом фоне зрителю показывают очень "говорящие" цитаты из звучавших за вечер отрывков интервью и произведений. Сильно, очень сильно! Спасибо.
Зрительница
Спектакль отличный, многослойный, очень плотный, но не перегруженный – высший класс! Самое главное – информативный, расширит кругозор любого зрителя, даже очень начитанного. Это спектакль понятный всем: от дворника до министра. А самая главная фишка – подача материала: она расширяется от маленькой точки в большие разноцветные круги, которые плотно соединены друг с другом, и возвращаются очень логично в эту точку. Вот так я увидела эту мистерию. Мы получили огромное удовольствие и обязательно придем еще не раз на спектакли Театра Труда!
Зрительница
Спасибо за спектакль. Затягивает. Сильное начало, Достоевский, "Преступление и Наказание", частная беседа Порфирия Петровича с Раскольниковым. Желание понять другого и честно высказаться самому. Через прямые откровения – осмысление прожитой эпохи. А еще чрезвычайно удачная подборка материала и видеоряда!
Анна
Зрительница
Рассылка
Скидки на билеты для подписчиков! Подписывайтесь на наши новости и спецпредложения.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности.
© 2018 Театр Труда
Контакты
hello@industrialdrama.com
Мы в Facebook
Адрес
Москва